КУРСОВАЯ РАБОТА по основному иностранному языку на тему: «Эмоциональная концептуализация пространства на примере тела человека»
Автор: student | Категория: Гуманитарные науки / Иностранные языки | Просмотров: 3648 | Комментирии: 0 | 01-06-2013 11:21

 

 

 

КУРСОВАЯ РАБОТА

по основному иностранному языку

 

на тему: «Эмоциональная концептуализация пространства на примере тела человека»

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………..3

ГЛАВА 1

ИЗУЧЕНИЕ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ И КАТЕГОРИЗАЦИИ………………..6

1.1.         Когнитивная лингвистика (основные термины и понятия)…………......6

1.2.         Концепт как единица когнитивной лингвистики…………………….....12

1.2.1.                    Понятие концептуализации и языковая картина мира…....16

1.2.2.                    Формы концептуализации действительности..……….…...19

1.3.         Соматическое пространство в языковой картине мира………………...21

ГЛАВА 2

ХАРАКТЕРИСТИКА ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ ПРОСТРАНСТВА НА ПРИМЕРЕ ТЕЛА ЧЕЛОВЕКА……………………….27

2.1.         Голова как базовый элемент соматического пространства английской языковой картины мира………………………………………………..............27

2.2.         Телесное пространство человека в английской языковой картине мира.........................................................................................................................34

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………......43

СПИСОК ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ИСТОЧНИКОВ............................................45

СПИСОК ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКИХ ИСТОЧНИКОВ…………….……….49

 

 

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

В последние годы, в связи с усугубившимся интересом к исследованиям о соотношении языка и мышления, языка и культуры, стал активно разрабатываться вопрос о национально-культурной специфике языка. Идею о национальной специфике языка высказал в свое время В. фон Гумбольдт, выразивший убеждение в особом способе обозначения каждым народом явлений действительности, отраженном в языке. Общественную природу языка В. фон Гумбольдт понимал как национальную форму существования языка.

Познавательный процесс несет в себе отчетливый отпечаток когнитивной деятельности человека. Кроме того, даже при учете универсальности основных процессов когнитивной деятельности (например, метафоры), их когнитивное "наполнение" является отражением национальной специфики каждого народа, имеющего, индивидуальные, неповторимые, специфические, а также универсальные сферы опыта, чтоотражается в языке.

Наиболее ярко национально-культурная специфика проявляется во фразеологизмах. Эти единицы формируют консервативный класс лексики, так как имеют глубокие исторические корни и представляют архаические смыслы познания человеком окружающего мира. Во фразеологии конкретного народа богато представлен национально-специфический материал, именно этот пласт лексики с помощью системы своих значений и ассоциаций создает этническую неповторимость, окрашивая мир в разные национально-культурные цвета.

В последние годы в английском и мировом языкознании усилился интерес к изучению фразеологических единиц (далее ФЕ), содержащих в своем составе слова, обозначающие части тела человека, так называемые соматизмы. В. Гак отмечает, что они относятся к семантическому макрополю"Человек" и "обозначают его умственные способности, его эмоции, психическое состояние, его деятельность и поведение".[13, с. 46]

Актуальность исследования обусловлена тем, что в рамках современной лингвистической науки ещё не определена теоретическая значимость фразеологизмов-соматизмов, отражающих особенности национального сознания, и не до конца изучено их место в языковой картине мира.

Цель работы: изучить ФЕ с компонентами различных частей тела, а также выявить значение соматизмов английского языка в широком контексте культуры.

В рамках поставленной цели решаются следующие задачи:

1)           изучить и проанализировать особенности восприятия языковой картины мира;

2)           рассмотреть особенности фразеологического сочетания слов;

3)           проанализировать и определить состав соматических фразеологизмов.

Объектом является национально-культурная специфика языкового сознания, представленная через призму соматического фразеологического фонда английского языка.

Предметом исследования выступают этнолингвистические и лингвокультурные особенности соматических фразеологизмов английского языка как источника информации о национальных особенностях языковой картины мира данногонарода.

Практическая ценность работы состоит в том, что результаты исследования могут быть использованы в процессе изучения особенностей языковой картины мира, которая отражается в соматическом фразеологическом фонде английского языка.

Материалом исследования стали работы отечественных и зарубежных ученых, языковым материалом явились словари английского языка.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 1

ИЗУЧЕНИЕ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ И КАТЕГОРИЗАЦИИ

1.1.         Когнитивная лингвистика (основные термины и понятия)

Появление и бурное развитие когнитивной лингвистики являются характерной чертой современного мирового языкознания рубежа веков. По мнению Е.С. Кубряковой и В.З. Демьянкова, «когнитивная лингвистика изучает язык как когнитивный механизм, играющий роль в кодировании и трансформировании информации» [50, с.53-55].

В сферу жизненных интересов когнитивной лингвистики входят «ментальные» основы понимания и редуцирования речи с точки зрения того, как структуры языкового знания представляются («репрезентируются») и участвуют в переработке информации. Задача когнитивной лингвистики – определить, каковы «репрезентации» знаний и процедуры их обработки. Обычно полагают, что репрезентации и соответствующие процедуры организованы модульно, а потому подчинены разным принципам организации.

 В когнитивистике главное внимание уделяется человеческой когниции: исследуются не просто наблюдаемые действия, а их ментальные репрезентации (внутренние представления, модели), символы, стратегии человека, которые и порождают действия на основе знаний; это означает, что «когнитивный мир человека изучается по его поведению и деятельности, протекающих при активном участии языка, который образует речемыслительную основу любой человеческой деятельности – формирует ее мотивы, установки, прогнозирует результат». [28, с.4]

Таким образом, центральным в когнитивной лингвистике является категория знания, проблема видов знания и способов их языкового представления, так как именно язык является основным средством фиксации, хранения, переработки и передачи знания.

В отличие от остальных дисциплин когнитивного цикла, в когнитивной лингвистике рассматриваются те когнитивные структуры и процессы, которые свойственны человеку как homoloquens: на первом плане находятся системное описание и объяснение механизмов человеческого усвоения языка и принципы структурирования языковых знаний.

Центральная задача когнитивной лингвистики – «описание/изучение систем представления знаний и процессов обработки и переработки информации, и – одновременно – исследование общих принципов организации когнитивных способностей человека в единый ментальный механизм, и установление их взаимосвязи и взаимодействия» [23, с. 8-9]. Цель когнитивной лингвистики – исследование системы и установление важнейших ее принципов, а не только систематическое отражение явлений языка.

Когнитивная лингвистика исследует ментальные процессы, происходящие при восприятии, осмыслении и, как следствие, познании действительности сознанием, а также виды и формы их ментальных репрезентаций.

Язык является материалом лингвокогнитивного анализа. Исследование сознания составляет общий предмет когнитивной науки и когнитивной лингвистики [29, с.12]. Но когнитивистика выделяется из когнитивной науки ввиду ее материала – она исследует сознание на материале языка, в то время как другие когнитивные науки исследуют сознание на своем материале. Отличие также заключается в методах  – исследование когнитивных процессов, выделение типов ментальных репрезентаций в сознании человека на основе применения к языку имеющихся в распоряжении лингвистики собственно лингвистических методов анализа с последующей когнитивной интерпретацией результатов исследования.

Гносеологический аспект в жизни индивидуума играет первостепенную роль. Что я могу знать о мире, как он устроен, каковы механизмы взаимодействия одного элемента с другим. Человеческий разум проникает в различные сферы бытия, раскладывая по "полочкам" получаемую информацию. Категоризация, или в более широком смысле концептуализация мира, является одной из неотъемлемых качеств человеческого духа.

Но как подчеркивает Р.М. Фрумкина, категоризация отличается от концептуализации весьма важными моментами. Термин категория пришел в лингвистику из психологии и культурно-антропологической традиции. Процесс категоризации поясняется автором на примере нахождения обобщающего слова в применении к ряду объектов, объединенных, по крайней мере, одним общим признаком (кукла, кубик, шарик - это все игрушки). Категоризируя, человек структурирует мир. В свою очередь, структурированность и упорядоченность мира заставляет человека находить, выделять и обозначать тот или иной объект реальности.

Таким образом, под категоризацией в психологической и психолингвистической традиции понимается "… способ установления и выражения в языке преимущественно иерархических отношений, т. е. таких, как общее-частное, класс-член класса" [6, с.35]. Но, как отмечает Н.Н.Болдырев остальные аспекты "преломления наивной картины мира в языке остаются в тени" [6, с. 38] Субъект – наблюдатель – пространство мира, говорящий – время действия в мире, говорящий – ситуация и т.п. описываются словом концептуализация, а не категоризация.

Понятие категории, как одной из познавательных форм мышления человека, восходит к Аристотелю, который видел в категории наиболее общий род высказываний и утверждал, что все категории (качество, количество, действие и т.п.) – высказывания относительно такого подлежащего, как "сущность".

Введенное Аристотелем понятие о категориях трудно переоценить, и невозможно поставить под сомнение его значимость для всех наук и научного мышления, однако с развитием когнитивного подхода, как отмечает Кубрякова Е.С. в "Кратком словаре когнитивных терминов", "взгляды на сущность процесса категоризации были подвергнуты радикальному пересмотру".

Кубрякова Е.С., как и многие другие исследователи, связывают истоки нового понимания категоризации с именем Л. фон Витгенштейна, который, как указывает автор "в своем блестящем анализе значений слова "игра", пытался показать, что все подобные значения связаны лишь "фамильным сходством", т. е. наличием у попарно сравниваемых значений какого-нибудь общего признака". [11, c. 261] Такой подход, в частности, дал, на наш взгляд, ответ на один из поставленных когнитивной наукой вопросов о процессе, содержании и мотивации категоризации, плодотворно развитый затем Дж. Лакоффом и нашедший свое отражение в так называемом прототипическом подходе и прототипической семантике. [27]

Теория прототипов была разработана американским психологом Э. Рош. В исследованиях как отечественных, так и зарубежных лингвистов мы можем найти много ссылок на ее работы.

В своих трудах Рош отталкивается от положения структурности и организованности мира. Именно эта упорядоченность отражается в наших представлениях в виде категорий. Упорядоченность находится во всем, в том числе и в самой категории, в которой Рош выделяет центральную часть, именуемую прототипом, и периферийную сферу, т. е. множество членов, которые соотносятся с прототипом по-разному. При этом в сознании конкретного языкового социума прототипом будет тот объект категории, который обладает "психологической выделенностью", или салиентностью (от англ. salience). В качестве примера можно привести категорию фруктов, в которой для американцев прототипом будет являться апельсин, а для русских – яблоко. Члены категории могут обладать неравным статусом, т. е. не полностью повторяющимися признаками, и соотноситься друг с другом не по принципу наличия необходимых критериев, а по принципу их "фамильного сходства" или близкого расположения в сети значений к прототипу.

Проблема категории тесным образом связана с проблемой концепта – многомерного ментально-вербального образования, включающего в себя как минимум три слоя: понятийный, образный и телесно-знаковый. Категории образуются вокруг концептов, входят в них и являются их "строительным материалом". Концепты в свою очередь образуются благодаря процессу познавательной деятельности человека, под которым подразумевается осмысление окружающей действительности. Таким образом, мы подходим к понятию концептуализации, которое следует в современной когнитивной лингвистике отличать от понятия категоризации.

Категоризация человеческого опыта связана с его когнитивной деятельностью, так как информация, полученная в ходе познавательной деятельности человека и ставшая продуктом его обработки, находит свое выражение в языковых формах.

Сейчас уже стало аксиомой, что во всём комплексе наук о человеке сталкиваются, в первую очередь, отношения между языком и другими видами человеческой деятельности. Язык даже в большей степени, чем культура и общество, даёт когнитивистам ключ к пониманию человеческого поведения. Поэтому язык оказался в центре внимания когнитивистов [17, c.  17–33]. Когниция и когнитивизм оказались тесно связанны с лингвистикой, так как когниция - важное понятие когнитивной лингвистики, которое охватывает знание и мышление в их языковом воплощении.

Еще В. Гумбольдт считал, что язык позволяет получить полное и адекватное представление о человеческом сознании и разуме, так как он - главнейшая деятельность человеческого духа, пронизывающая собой все сферы человеческого бытия и познания. Именно в когнитивной лингвистике внимание исследователей переключается на выявление роли языка как условия и орудия познания. [14]

Когнитивная лингвистика, по мнению Е.С. Кубряковой, исследует не только язык, но и когницию (познание, мышление, знание): на базовом уровне категоризации «…в качестве категорий выступают не фундаментальные и самые «высокие» в иерархии объединения, но объединения, в которых сконцентрированы максимально релевантные для обыденного сознания свойства» [50, c. 14].

Когнитивный подход к анализу языка заключается в выявлении и объяснении процессов категоризации и концептуализации, которые, отражаются в языке. Единицей концептуализации в когнитивной лингвистике является концепт, понимаемый как результат когниции. В концепте, согласно когнитивному и лингво-культурологическому подходу, сконцентрирована не только семантика языковой единицы. Концепт является единицей ментального лексикона и представляет собой совокупность значений, ценностей и норм как результат познавательной деятельности человека. В ментальном лексиконе человека хранятся не только значения, но и «предзначения» (Д. С. Лихачев), все вызываемые данным словом чувственные образы, созначения, оценки и коннотации, личные и коллективные, преломленные сквозь призму той или иной культуры в языковом сознании.

Концепт в когнитивной лингвистике – это единица, открывающая доступ к пониманию того, «как концептуализируется мир через призму языка и какую картину мира демонстрирует изучаемый нами и отдельно взятый язык» [24, с. 46]. Языковые проекции концептов репрезентируют не только лингвистически освоенный мир в виде языковой картине мира, но и своеобразие способа освоения мира.

Для сегодняшней науки очевидно, что именно язык обеспечивает наиболее естественный доступ к сознанию: «… мы знаем о структурах сознания только благодаря языку, который позволяет сообщить об этих структурах и описать их на любом естественном языке…» [23, с. 21].

Человек осваивает язык так же, как и всю окружающую его действительность; в его сознании формируется понятийная, логическая и языковая картины мира. Уже в 80-е годы XX века в трудах по философии и психолингвистике высказывался взгляд, что концептуальная картина мира –  явление более высокого порядка, чем языковая картина мира. Слово выступает основной единицей языковой картины мира, концепт – единицей концептуальной картины мира. Концепты объединяются в концептосферы и образуют концептуальную картину мира.

Сопоставление и разведение слова и концепта является одной из задач когнитивной лингвистики.

1.2.   Концепт как единица когнитивной лингвистики

Всю познавательную деятельность человека (когницию) можно рассматривать как развивающую умение ориентироваться в мире, а эта деятельность сопряжена с необходимостью отождествлять и различать объекты: концепты возникают для обеспечения операций этого рода.

В последнее время активно разрабатывается такая формулировка понятия «концепт»: “Концепт - это как бы сгусток культуры в сознании человека; то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека. И, с другой стороны, концепт - это то, посредством чего человек - рядовой, обычный человек, не “творец культурных ценностей” – сам входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на нее” [35, c. 40].

Концепт трактуется в современной лингвистике достаточно широко. Однако исследователи едины во мнении, что концепт – это условная ментальная единица синтетического характера, что концепт имеет чисто когнитивный статус и не существует вне мышления. Сложность концепта состоит в наличии двусторонней связи между языком и сознанием. Язык и речь – сферы, в которых концепт материализуется. Но концепт – это единица ментального лексикона.

Концепт номинируется словом, но представляет собой структуру несколько иного порядка, чем слово с точки зрения классической семантики. Следует подчеркнуть, что до сих пор в лингвистике нет единого мнения относительного того, что такое концепт или какие критерии позволяют  чётко разграничивать языковую и концептуальную картину мира.  «Период утверждения термина в науке непременно связан с определенной произвольностью его употребления, размытостью границ, смешением с близким по значению и/или по языковой форме терминами» [19, с. 76].

Концепт – это научная абстракция.  Он номинируется тем словом, которое передает его значение наиболее концентрированно и адекватно. Однако помимо значений, которые фиксируются за данным словесным знаком в словарных дефинициях, концепт объединяет в своем поле и те понятия и смыслы, которые составляют его периферию и не фиксируются толковыми словарями.

Концепты реализуется через фрейм (конструкт, гештальт, скрипт) и понимаются как "сгустки смысла", несущие важную культурную информацию и находящие свое конкретное выражение в виде знаков. Он вбирает в свое поле не только эксплицитное, но и имплицитное знание, связанное в ментальности человека-говорящего (пишущего, читающего, думающего, рефлексирующего) с данным понятием, материализованным через слово-знак. Концепт, по определению Ю. С. Степанова, – это «ячейка» культуры в ментальном мире человека [35], а культурно освоенные смыслы – это не только прямые связи с референтом, но и те невидимые нити ассоциаций, которые основаны на общей культурной памяти народа-носителя языкового сознания.

В концептах хранится не только индивидуальное знание и опыт, но и знание, общее для всего данного лингвистического сообщества; они – «в некотором роде «коллективное бессознательное» современного … общества» [35, с. 9]. А отталкиваясь от гипотезы лингвистической относительности Сепира-Уороффа, можно, по всей видимости, говорить и о  концептах – универсалиях. Практически во всех языках мира есть слова, отмеченные особенной смысловой и эмоциональной нагрузкой: Бог, отец, мать, вера, жизнь, смерть, любовь, одиночество. [31]

Когнитивная лингвистика признаёт, что в словарной дефиниции представлен лишь содержательный минимум, который является актуализацией концепта, но всегда частичной и субъективной к смысловому потенциалу. Это подтверждается общеизвестным фактом: каждый словарь – отражение субъективной авторской интерпретации объективного содержания. Именно по этому поводу еще в XVIII веке знаменитый английский писатель и лексикограф  Сэмюэл Джонсон писал: «Словари все равно что часы. Даже самые плохие лучше, чем никакие, и даже от самых лучших нельзя ожидать абсолютной точности».

Концепт в когнитивной лингвистике – это единица, открывающая доступ к пониманию того, как концептуализируется мир через призму языка и какую картину мира демонстрирует изучаемый и отдельно взятый язык.

Концепт – единица когнитивного уровня, следовательно, он вбирает в себя все, что принадлежит природе понятия и значения. Но концепт – это и факт культуры, следовательно, он вбирает в себя и  то, что делает его таковым: исходная форма (этимология), аксиологическая оценка, ассоциации, абстракции, ментальные изоглоссы. Сказанное указывает на сложность выработки единства мнений относительно числа семантических параметров, по которым может вестись его изучение.

Несмотря на разнообразие типов концептов по структуре и содержанию, каждый концепт имеет базовый чувственный образ, который и составляет его базовый когнитивный слой. Это некий прототип, константа, закрепленная в нашем сознании именно за данным концептом, которая определяет емкость  и, обращаясь к языку программирования, загрузку данной ментальной «капсулы». Ядро концепта –  константу –  метафорически можно представить в виде магнита, который притягивает к себе различные когнитивные признаки.

Так же, как и слово, которое может быть моносемантичным и полисемантичным, концепты могут быть одноуровневыми (однослойными) и многоуровневыми (многослойными). Если содержание концепта отражает конкретные чувственные ощущения и представления, он может исчерпываться базовым уровнем /слоем. Таким же он может быть и в сознании интеллектуально неразвитой личности, либо в сознании ребенка. Более сложные концепты представляются в виде иерархически упорядоченной структуры, в которой на основной базовый уровень наслаиваются дополнительные когнитивные слои. Совокупность базового слоя, дополнительных когнитивных признаков и слоев составляют объем концепта, определяя его структуру [29, с. 59].   

Несмотря на разнообразие толкования концепта, исследователи едины во мнении, что концепт – это условная ментальная структура; он имеет чисто когнитивный статус и не существует вне мышления. 

Концептологический подход направлен на систематизацию терминов и категорий, которыми эти дисциплины оперируют. “Когда человек живет, общается, действует в мире “понятий”, “образов”, “поведенческих стереотипов”, “ценностей”, “идей” и других тому подобных привычных феноменологических координат своего существования (сравнительно легко фиксируемых уже на уровне обыденной рефлексии), одновременно на более глубоком уровне бытия он живет, общается, мыслит, действует в мире концептов, по отношению к которым традиционно понимаемые понятия, образы, поведенческие стереотипы и т.д. выступают их частными, проективными, редуцированными формами”.

1.2.1.                    Понятие концептуализации и языковая картина мира

Как концептуализация, так и категоризация связаны со структурированием знаний. Но эти оба понятия, как указывает Е.С. Кубрякова "различаются по конечному результату и / или цели деятельности. Первое направлено на выделение неких минимальных единиц человеческого опыта в их идеальном содержательном представлении, второе – на объединение единиц, проявляющих в том или ином отношении сходство или характеризуемых как тождественные, в более крупные разряды". [24]

Концептуализация – это, своего рода, видение, восприятие и организация мира, и каждый естественный язык отражает определенный способ "понимания" мира и, соответственно, носители разных языков могут видеть мир немного по-разному, через призму своих языков.

Говоря о концептуализации, мы обращаемся к проблеме языковой картины мира, активно исследуемой в современной лингвистике. Большинство лингвистов используют этот термин в качестве условного обозначения отраженной в языке концепции мира, которая свойственна определенному этносу в определенный исторический период его развития. "В каждом естественном языке отражается определенный способ восприятия мира, навязываемый в качестве обязательного всем носителям языка".

В целом представление о концептуализации наших представлений о мире и о роли языка в этом процессе связано со сменой базовой установки рассматривать язык "в самом себе и для себя" на лингвистику антропологическую, предполагающую изучать язык в тесной связи с человеком, с его духовно-практической деятельностью.

Рассматривая вопрос о картине мира, исследователи, прежде всего, различают концептуальную и языковую картины, отмечая при этом, что в создании концептуальной картины мира участвуют разные типы мышления, делая ее богаче языковой картины мира. Картина мира не отражает мир как зеркало, а интерпретирует его являясь результатом миропонимания, мировидения. Обе картины мира связаны между собой. Так Б.А. Серебренников пишет: "Язык означивает отдельные элементы концептуальной картины мира. Это означивание выражается обычно в создании слов и средств связи между словами и предложениями… язык объясняет содержание концептуальной картины мира, связывая в речи между собой слова". [16, c. 22] Одна из функций языковой картины мира, как отмечает автор, – это "экспликация средствами языка концептуальной картины мира". Языковая картина мира выражает концептуальную картину мира, используя слова и их значения, словоизменительные и словообразовательные формативы, синтаксические конструкции. В языковой картине мира мы находим два противоположных представления о мире, выраженных средствами лексической семантики (интегральная языковая картина мира) и грамматической семантики (дифференциальная языковая картина мира). Каждая картина мира (как концептуальная, так и языковая) имеет свои средства выражения. В сфере грамматической семантики языковая картина мира представлена грамматическими категориями (родом, числом, падежом и т. п.), в области лексической семантики она репрезентируется понятийными полями, семантическими полями, лексико-семантическими группами, ассоциативными полями.

Содержательным элементом языковой картины мира по Ю.Н. Караулову является семантическое поле, единицей же концептуальной картины мира – константы сознания. Он говорит о том, что концептуальная картина мира представляет информацию, выраженную в понятиях, а основу языковой модели мира составляют знания, находящиеся в семантических полях, категориях, состоящих из слов и словосочетаний, по-разному организованных в рамках этого поля того или иного естественного языка. [21, c. 62]

Заменяя введенный Л.В. Щербой термин "обывательский" на "наивный" по отношению к языковой картине мира, Ю.Д. Апресян обобщает взгляды большинства исследователей четырьмя моментами:

"1. Каждый естественный язык отражает единую систему взглядов, своего рода коллективную философию по-своему, которая навязывается в обязательном порядке всем носителям языка.

2. Свойственный языку способ концептуализации действительности отчасти универсален, отчасти специфичен, и это не может не отразится на восприятии мира тем или иным языковым сообществом.

3. С другой стороны он "наивен" в том смысле, что во многих существенных деталях отличается от научной картины мира. Но при этом наивные представления отнюдь не примитивны. Они отражают опыт интроспекции десятков поколений на протяжении многих тысячелетий и способны служить надежным проводником в этот мир.

4. В наивной картине мира можно выделить наивную геометрию, наивную физику пространства и времени и т. п. Анализируя пары слов типа хвалить и льстить, обещать и слушать, смотреть и подсматривать и др. под.можно извлечь представление об основополагающих заповедях русской наивно-языковой этики. Вот некоторые из них: "нехорошо преследовать узкокорыстные цели" (домогаться, льстить, сулить); "нехорошо вторгаться в частную жизнь других людей" (подсматривать, подслушивать, соглядатай, любопытство); и т. п.". [2]

Итак, понятие языковой картины мира включает две связанные между собой, но различные идеи: 1) языковая картина мира отличается от "научной" и 2) каждый язык "рисует" свою картину, изображающую действительность несколько иначе, чем это делают другие языки. С этой точки зрения, реконструкция языковой картины мира составляет одну из важных задач современной лингвистической семантики. Реконструкция языковой картины мира производится путем системного семантического анализа лексики языка. Концептуальная же картина мира эксплицируется на основе анализа мыслительных образований – концептов.

1.2.2.Формы концептуализации действительности

В настоящее время учеными выделяются четыре когнитивные модели (cognitivemodels) или формы концептуализации действительности, без которых невозможно образование новых понятий и получение нового знания: пропозициональные, образно-схематические, метафорические и метонимические. Пропозиция является "особой оперативной структурой сознания и / или особой единицей хранения знаний в голове человека". Являясь одним из особых типов репрезентации знаний, пропозиция передает представления о связях между объектами, об истинном положении дел в мире, будучи смысловым инвариантом высказывания, которое может и должно пониматься (интерпретироваться) однозначно. Толкование фразы "учителям должны повысить жалование" производится в контексте глаголов пропозициональной установки (я знаю, что учителям должны повысить жалование – алетическое понимание; я считаю, что учителям должны повысить жалование – деонтическое понимание).

Образ-схема – это "повторяющийся динамический образец наших процессов восприятия и наших моторных программ, который придает связность и структуру нашему опыту".

Таковы, например, схемы, вместилище, путь, препятствие, процесс, сходство, часть-целое, центр-периферия. По мнению Дж. Лакоффа и М. Джонсона базовые концептуальные структуры опираются на наш физический опыт. [43] Каждая образ-схема описывается в терминах телесного опыта, структурных элементов и базовой логики. Центральную роль в построении радиальных категорий играют трансформации образ-схем, то есть некоторые преобразования, которые переносят образно-схематические значения с одной пространственной ситуации на другую и с пространственных ситуаций на непосредственные. Так как образная схема связана, по теории Дж. Лакоффа, не просто с человеком, а лишь с его пространственными ощущениями и моторными реакциями, хотя есть и "набор абстрактных понятий, который можно отнести к imagescheme "количество", "время", "пространство", "каузация", "тождество" и т. п. Е.В. Рахилина предлагает переводить термин imagescheme не как образная схема, а как топологическая и при этом указывает еще на один компонент – функциональный, играющий в некоторых случаях незаменимую роль в анализе значения. В ее статье приводится пример Анны Вежбицкой с яблоком, которое нужно есть определенным образом, держа в руке, и, как указывает автор, "именно данное обстоятельство, а вовсе не топология, определяет языковое поведение этого слова – например, числовое, сочетаемость с прилагательными и под."[9, c. 26]. Еще один инструмент для образования нового значения – метафора, состоящая из области-источника, области мишени и непосредственно преобразования из области-источника в область-мишень. Исследователи языковой картины мира подчеркивают, что "картина мира не есть зеркальное отображение мира", а именно картина, то есть интерпретация, акт миропонимания, и что она зависит от призмы, через которую совершается это миропонимание. Одной из таких призм может быть метафора, "обладающая свойством "навязывать" говорящим на данном языке специфический взгляд на мир", а с другой – она "вплетается" в концептуальную систему отражения мира.

Л.Г.Лузина приводит шесть типов метафор на основе анализа работ Лаккофа, Джонсона, Лангакера. Наконец, последним источником полисемии является метонимия – перенос названия по смежности.

1.3. Соматическое пространство в языковой картине мира

Без лингвистического анализа концепта "человека", ключевого концепта любой культуры, невозможно адекватное понимание сущности человека. "Язык создан по мерке человека, и этот масштаб запечатлен в самой организации языка; в соответствии с ним язык и должен изучаться" [5,  с.57]. Отсюда следует, что именно лингвистические исследования могут многое прояснить в человекознании. "Сущность человека покоится в языке", - сказал один из крупнейших мыслителей XX века немецкий философ М. Хайдеггер. Аналогичной точки зрения придерживался В.В. Виноградов.

В языке, как в зеркале, отражается все, что его носители думают и знают о человеке. Проблема человека в языке - из разряда вечных. Человек здесь и объект, и субъект познания, поэтому многое в видении человека зависит от позиции наблюдающего субъекта.

Так, по мнению Ю.С. Степанова человек - это совокупность сердца, души, совести, ума, знания, слуха, воображения и т.д. [35, с.59]. Т.В. Булыгина и А.Д. Шмелев разработали дихотомическую концепцию человека, который понимается как единство материального и идеального, интеллектуального и эмоционального начал [49, с.63]. Согласно В.З. Демьянкову, "человек должен изучаться как система переработки информации, а поведение человека должно описываться и объясняться в терминах внутренних состояний человека" [15, с.78].

На сегодняшний день в лингвистике выделеныдетерминаторы основных смыслов как материального, так и ментального мира человека. Они могут быть заданы следующим списком: одушевленное существо, деятельность, предмет, качество (признак), принадлежность, способ действия, количество, мера, место, время, предел, цель, причина.

Человек - воплощение и средоточие противоположностей, сил, субстанций, качеств, находящихся в состоянии конфликта, противоборства, но вместе с тем они являют собой единство. Человек - воплощение добра и зла, силы и слабости, простоты и ложности, величия и ничтожности. Он и бессмертная субстанция духа и тленная плоть, сознательное существование в нем борется со стихией чувств и животными инстинктами. Русский литературный язык располагает комплексами лексико-семантических, грамматических и коммуникативно-прагматических средств для построения и сообщения суждений окаждой из строк человека.

В языке закреплены и наивные представления о человеке, они первичны [48, с.136]. Так, в форме единственного числа слово «человек»известно с XIII века. Толкование слова "человек" в современных словарях основано на следующих его характеристиках:

1. Живое существо, обладающее мышлением, речью, способностью создавать орудия труда, и соответственно воздействовать на объекты мира - разрушать имеющиеся и создавать новые.

2. Личность как воплощение высоких моральных и интеллектуальных свойств. Личность - это человек как носитель каких-либо свойств и человек как член общества, в котором он может проявить определенные качества - быть благородным, смелым, добрым и т.д.

Согласно христианской традиции, добро,вложенное в человека Творцом, - основа его сущности, ибо Создатель, давший человеку свой образ и подобие, априорно не мог заложить в него добро и зло в равных количествах. А склонность человека к злу, грехy - это проявление личной воли человека.

Во второй половине XVII в. в русской культуре возрастает интерес к проблеме "естества". Здесь в комплекс "естества" включаются как положительные, так и отрицательные черты и свойства. Выделялось видимое естество - мозг, сердце, плечи, печень, селезенка, желчь, желудок, горло, жилы и т.п.Группа же невидимого естества - это душа, ум, мудрость, мысль, разум, правда, сила и мощь, доблесть, истина, любовь, радость, веселие, жалость, лесть, ненависть, неправда, вражда, злоба, зависть, пронырство, гордыня.

Ум человеческий всегда высоко ценился в русской культуре, что нашло отображение в паремиях: Разум есть царь всему: и душе и телу. В основе миропорядка лежит Разум. В религиозных системах Разум - это Бог

Умный человек - это человек, имеющий опыт, умеющий учиться, способный адаптироваться в любой ситуации: Всяксвоим умом живет. Умный научит, дурак наскучит. В русском менталитете различаются интеллигентность и интеллект, в английском языке эти понятия передаются одним словом - intelligence. Для русских слово разум включает морально-этическую оценку, т.е. скромность, доброту, честность, желание помогать другим и т.д.: Ум без разума - беда.С точки зрения русского человека, ум дается человеку не для того, чтобы видеть, а того, чтобы предвидеть. Для американцев - интеллект оценивается по другим характеристикам:

1) способность к практическому решению проблемы;

2) ясно и хорошо говорит,

3) умеет принимать других такими, какие они есть.

Русские, наряду с позитивной оценкой ума, зачастую относятся к нему неожиданно. Например, у Ф. Достоевского встречаем такую фразу: "Чем глупее, тем яснее. Глупость кротка и нехитра, а ум виляет и прячется. Ум подлец, а глупость пряма и честна. ("Братья Карамазовы") т.е. народный ум предполагает и оправдывает и народную глупость. Наблюдения показывают, что лень в русской культуре - проявление мудрости, ума, потому что русская лень - не сонная и вялая, а мечтательная. Это поистине библейский взгляд, когда осуждается суета сует.

Способом очищения человека от греховности стало разделение его духа и плоти. Тело - носитель греха, это так называемый внешний человек, а внутренняя суть человека - доброта.

Сейчас активно исследуется в языке репрезентация основных атрибутов и органов - сердца, души, ума, зрения, обоняния (М.П. Одинцова, Е.В. Урысон, Е.В. Гейко, М.В. Пименова, Н.А. Седова, Л.Б. Нимтина и др.).

Мир души наиболее интересен, ибо оригинально отражен в языке. Семасиологи отмечают такую языковую универсалию: внутренний мир человека субъективно уподобляется внешнему (моделируется и образ] описывается по типу пространственно-временной модели мира [48, с.136].

Н.Д. Апресян писал: "Язык в высокой степени антропоцентричен. Громадная часть его словаря посвящена человеку - его внутреннему миру, восприятию внешнего мира, физической и интеллектуальной деятельности, его целям, отношениям с другими людьми, общению с ними, оценкам событий, положений и обстоятельств" [3, с.213].

Как показывают исследования языка, человек - единство трех модусов - физического (тела, пола, расы, здоровья), души и духа и его общественной сущности. Тело - это элемент природы, поэтому его можно определять через его биологические особенности Душа - это жизненный центр тела, та сила, которая, будучи бессмертной, очерчивает срок телесного существования. Дух воплощает в себе фундаментальную сущностную идею "человечности". Общественная сущность человека - это человек в общении и деятельности творящий культуру. Далее в нашей работе будут с разной степенью полноты и новизны освещены различные ипостаси человека:

1. Человек физический: внешность.

2. Человек внутренний: а) душа; б) сердце; в) дух; г) ум; д) чувства; е) сознание; ж) эмоции з) характер.

3. Человек как общественная сущность: а) общение; б) ценности; в) мораль и т.д.

Развивая мысль В. Гумбольдта о взаимосвязи языка и духа народа, его культуры, Л. Вайсгербер приходит к мысли о промежуточном положении языка между миром и человеком. Сущность языка, по Л. Вайсгерберу, заключается в том, что он является "силой", действие которой осуществляется в двух формах: язык как "сила духовного формирования", как "сила культурного творчества". Язык как сила формирует представление человека об окружающем мире, определяет его "миропонимание" и оказывает влияние на культуру народа [8, с.27]. В каждом языке - не только портрет и характеристика внутренних качеств человека, но и картина национальной культуры народа.

Внешность человека - носитель определенной информации: по одним ее признакам модно судить о расовой и национальной принадлежности, по другим - о поле и возрасте, по третьим - о личностных характеристиках. А в целом - о национальной культуре.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 2

ХАРАКТЕРИСТИКА ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ ПРОСТРАНСТВА НА ПРИМЕРЕ ТЕЛА ЧЕЛОВЕКА

2.1.               Голова как базовый элемент соматического пространства английской языковой картины мира

Под фразеологическими единицами с компонентами-соматизмами понимаем фразеологизмы, имеющие в своем составе слова, называющие наружные части тела и органы, а также внутренние органы тела человека.

Названия частей тела одним из наиболее часто участвующих слов в образовании фразеологизмов. Высокий удельный вес соматизмов, по-видимому, общая черта многих, если не всех фразеологических систем.

Необходимо отметить, что нас интересует не столько внешность человека в реальности, а сколько ее репрезентация в языке и культуре.

Методом сплошной выборки из англо-русского фразеологического  словаря А.В. Кунина, англо-английского словаря Macmillanи CambridgeIdiomsDictionaryбыл выбран материал в количестве 354 единиц. Основанием для выбора фразеологических единиц служило наличие компонента, называющего часть тела человека.

 

Части тела

Фразеологические единицы

Количество

56

298

Процент

16%

84%

 

С головой/headсвязано представление древних людей о Вселенной, т.к. они считали человека центром мирозданья и видели в нём антроморфное воплощение Вселенной, поскольку занимаемое им вертикальное положение они связывали с устремлённостью к небу, с "высокими" помыслами. Горизонтальное же в человеке обозначало для них всё земное, тленное.

В английском наиболее активно проявляет себя во фразеологии голова/head в прямом значении - как часть тела:

e.g.: comeintooneshead - приходить в голову;

fromheadtofoot - с головы до пят;

scratchoneshead - чесать затылок’, быть озадаченным чем-либо.

Не останавливаясь подробно на проблемах многозначности соматизмов, отметим, что основой переноса значений служит известное сопоставление признаков.

Например, слово голова в английском языке ассоциируется

а) с передней частью, началом чего-то, с верхом:

e.g.: headspring источник, head-sailsпередние паруса,headboardпередняя стенка кровати;

б) с круглой, утолщенной или выступающей частью, концом чего-то:

e.g.: nail-headшляпка гвоздя, war-headбоеголовка, bolt-headголовка болта и т. д;

в) с круглой формой различных предметов, характеризующие умственные способности:

e.g.: cabbage-head (досл. капуста +голова) разг. тупица, pumpkinhead (досл. тыква +голова) разг. олух, дурак

Заметим, что для обозначения головы/head в английской разговорной речи, как и в русской, используются различные метафорические наименования длинный ряд слов того: noddle, pate, nut, dome, belfry, bean, conk, lemon, bonce, chump. Следует отметить, что в русском языке этот списокзначительно меньше.

Многочисленными в английском языке являются соматизмы, передающие умственные, интеллектуальные способности человека.

E.g.: addle one’s brain/head with smth - ломатьголову (надчем-либо);

come into one’s head - приходитьвголову;

run through one's head - вертетьсявголове;

to cram fill / stuff smb. 'shead (withnonsense) - набивать чью-либо голову чепухой;

two heads are better than one - одна голова хорошо, а две лучше.

Во фразеологизмах с негативной характеристикой умственных способностей отрицательный образ создается с помощью эпитетов.

E.g.: a wooden head - дурак, дубина, болван.

Отсутствие ума и элементарных знаний во фразеологизмах английского языка передается отрицательными конструкциями (not to have/get a brain in the head - не иметь ничего в голове, плохо соображать, быть безмозглым дураком), а также лексемой со значением ‘пустоты’: emptyhead - пустая голова.

Значение "руководитель, начальник" просматривается в такихфразеологизмах, как: head of government (state) - глава правительства(государства); head of the family - глава семьи; at the head - во главе.

Соматизмы с компонентом глаза/eyes составляют целое поле, которое отражает реакции человека на то или иное событие, на что-либо неожиданное, необыкновенное, вызывающее удивление (иногда –что-то восторженное, связанное с радостью, или - гневное, связанное с возмущением), недоумение по поводу какого-либо события, явления:

e.g.: all eyes are turned to smb - все взгляды обращены к кому-либо, что-либо);

make smb. open his eyes - удивить, изумить кого-либо;

collect eyes - привлекать внимание;

feast one's eyes - любоваться, наслаждаться зрелищем; радовать глаз.

Глаза - это орган-инструмент, орган "смотрения". Поэтому большая группа фразеологизмов характеризует именно эту функцию данного органа:

e.g.: castone'seyeoversmth. - бегло просмотреть что-либо, пробежать глазами;

cutone'seyeatsmb. - бросить взгляд на кого-либо;

fallundersmb. 's eye - попасться на глаза, чей-л. взгляд упал на что-л.;

fastenone'seyeson - уставиться (взглядом), пристально смотреть.

Глаза выступают важнейшим выразительным элементом лица, и динамика, направление взгляда и изменение формы глаз свидетельствуют о внутреннем мире их обладателя. Таким образом, именно глаза - это тот инструмент, посредством которого реализуется проявление внутреннего во внешнем, способность не только видеть данные проявления, но и осмыслять, концептуализировать внутреннее состояние человека.

Иногда компонент соматизмовeyeмыслится как сам человек:

e.g. aneagleeye - зоркий, орлиный глаз (о внимательном человеке);

a keeneye - острый глаз (о наблюдательном человеке);

wipesmb. 's - опередить, обскакать кого-л. (о превосходстве одного человека над другим).

Соматические фразеологизмы репрезентуют внутреннюю сферу человека. Они описывают:

-              эмоциональное состояние (greeneye - ревнивый взгляд, a fishyeye - тусклый, безжизненный взгляд; makebigeyes - сделать большие глаза, удивиться)

-              черты характера (a singleeye - целеустремлённость, прямолинейность; a keeneye - наблюдательность)

-              физиологическое состояние человека (a straighteye - верный глаз, хороший глазомер)

К волосам/hair у разных народов было особое отношение. В старину волосам придавали огромное значение: женщинам, особенно беременным, запрещалось стричь волосы, ибо они имели некую охранную функцию. Это подтверждается народной традицией, сохранившейся до сих пор, не стричь волосы ребенку волосы до года.

В христианской традиции считается, что отрезанные волосы позорят девушку. Необходимо также отметить, что в христианстве волосы считались покрывалом для женщины. В Библии отмечается, что женщина, стригущая волосы, бесчестит себя, т.к. волосы даны ей вместо покрывала.

В старые времена Библия читалась весьма широко, так что многие из ее высказываний стали частью общественного сознания до такой степени, что лишь немногие сейчас догадываются о библейском происхождении тех или иных фразеологизмов. Тем не менее, многие английские ФЕ целиком взяты из Священного Писания:

e.g. not to harm a hair of smb. 'shead - не дать волосу упасть с чьей-либо головы;

tearone'shair - рвать на себе волосы;

bringsmb. 'sgrayhairstothegrave - свести кого-либо в могилу (опозорив седины)

Мотивирующий образ СФЕ letoneshairdown (вести себя свободно, непринужденно; досл.: распустить волосы) напоминает о тех временах, когда женщины носили высокие прически и могли распускать волосы только дома.

Язык сохранил в себе довольно много ФЕ, в основе семантики которых лежали следующие архетипические представления о волосах:

1) они вместилище силы, опыта: growoldandgrey - до седых волос, totherootsofone'shair - до корней волос

2) вместилище памяти, воли: hairstandsonend - волосы стали дыбом (о сильном испуге, при котором парализуется воля).

Губы/lips ассоциируются с тем органом, который озвучивает мысли, произносит слова. Поэтому чаще всего - это инструмент говорения. Отсюда можно выделить, что губы в английском языке участвуют в следующей деятельности:

- говорение: beonthelips - быть (у всех) на устах; escapesmb. 's lips - сорваться у кого-либо с языка, leaptosmb. 's lips - посыпаться с языка, passone'slips - сорваться с губ, с языка, промолвить, произнести;

- сохранение молчания: buttonone'slip - не раскрывать рта; ≈ держать язык за зубами, nottoopenone'slips - не проронить ни слова, refusetoopenone'slips - отказаться говорить или сообщить что-либо; не проронить ни слова, sealsmb. 's lips - наложить печать молчания на чьи-либо уста; заставить кого-либо замолчать.

C помощью губ/lips человек выражает различные эмоции, такие как: обида, в основе английского языка лежит образ надутых губ: makealip - надуть губы, надуться, сделать недовольную гримасу; выдержка (илиумение человека владеть собой) - составляют такие фразеологизмы английского языка, как: biteoneslip - закусить губу, кусать губы (о человеке, сдерживающем эмоции); astiffupperlip - выдержка, мужество, присутствие духа.

Нос/nose является, прежде всего, органом обоняния. Поэтому во фразеологии нос - это "прибор" реагирования.

e.g.: bitesmb. 'snoseoff - резко, грубо ответить кому-либо, огрызнуться;

makesmb. 'snoseswell - вызывать сильную зависть, ревность.

Необходимо отметить, что этимологически в английском языке само слово "нос" (nose) непосредственно соотносится с понятиями "ценный, драгоценный", а также "производить потомство, производящий потомство". В связи с этим становится понятным смысл английской идиомы topaythroughthenose - платить бешеные деньги (здесь слово нос выступает в качестве богатства).

Фразеологические единицы с компонентом нос/nose описывают такие черты характера человека, как:

-              недальновидность: nottobeabletoseebeyondonesnose - не видеть дальше своего/ собственного носа;

-              гордость, в основе которой лежит образ высоко поднятого носа, репрезентирующий высокомерие, чванливость, зазнайство: withonesnoseintheair (букв.с носом в воздухе) - задирать/драть/ поднимать нос; lookdownone'snoseatsmb. - смотреть сверху вниз, свысока на кого-либо, задирать нос перед кем-либо.

-              любопытство: pokeone'snoseintosmb'saffairs - совать нос в чужие дела.

Таблица «Лексико-семантические группы с компонентами тела»

Голова/Head:

- начало чего-то;

- умственные, интеллектуаль-ные способности человека;

- чувства, эмо-ции и ощуще-ния;

-руководитель, начальник.

Eye/Глаз:

- реакции человека;

- орган зрения;

- черты характера;

- физиологи-ческое состояние;

- эмоцио-нальное состояние.

Волосы/Hair

- физическое и эмоциональное состояние человека.

 

Нос/Nose

- "прибор" реагирования;

- характерис-тика уязви-мой черты характера.

 

Губы/Lips

-говорение;

-сохранение молчания;

-эмоции.

 

 

 

 

 

 

 

2.2. Телесное пространство человека в английской языковой картине мира

Лексический материал был квалифицирован по такому принципу:

 

Количество

Процент

Части тела:

-верх

-низ

56

43

13

16%

12,3%

3,7%

Фразеологические единицы (по значению):

-негативное

-позитивное

-нейтральное

 

298

105

127

66

 

84%

29,6%

35,8%

18,6%

 

Соматизмы с компонентом рука/handявляются наиболее употребительной группой английского языка. Их активность связана с осознанием англичанами руки как первичного и, в то же время, универсального органа труда. При этом в английском языке наблюдается численный перевес соматизмов над русскими. Это объясняется, прежде всего, тем, что в английском языке существует два компонента фразеологизмов (hand, arm), соответствующих русскому компоненту рука. Английское слово armобозначает или всю конечность - от кончиков пальцев до плеча, или анатомически - часть от плеча до локтя. В речи armупотребляется обычно для обозначения всей конечности, кроме кисти, для которой, как известно, имеется специальное название - hand.

Соматические фразеологические единицы с компонентом рука/handзанимают важное место в сознании носителя языка, в английской языковой картине мира, о чем свидетельствует активность речевой репрезентации. Значимость рук в сфере как предметной, так и непредметной деятельности обуславливает соответствующие расширение области концепта. Это, в свою очередь, находит отражение в расширении значения вербализующих его языковых средств (фразеологических единиц) от конкретного, предметного к абстрактному - в область характеристики социальных, межличностных отношений и выражения чувств и состояний человека.

Рука является орудием деятельности. В рамках деятельностного аспекта содержание ФЕ с компонентом ‘рука’ организуется на двух уровнях. Первый включает компонент, связанный с предметной деятельностью (конкретная предметная деятельность, работа, труд, обладание как предметное владение). Речь идет о ежедневных манипуляциях предметной сферы (прикосновение, создание, преобразование, физическое воздействие и пр.):

e.g.: makealongarm (for) - протянуть руку, потянуться за чем-либо;

putthearmonsmb. - ударить кого-либо кулаком, побить кого-либо;

pumpsmb. 'shand - трясти чью-л. руку;

shakehands - пожать руку кому-либо (здороваясь или прощаясь).

Человек как деятель характеризуется в сфере труда с точки зрения:

-              характеристики деятельности в целом (putinhand - начать работать, приступить к делу; осуществить, претворить в жизнь; putone'shandtotheplough - начинать работу, приниматься за дело)

-              качества работы, мастерства, опыта (a crackhandatsmth. - мастер своего дела, умелец, искусник; havegolden (great; a cleverpairof) hands - иметь золотые руки; getone'shand - набить руку, освоиться, поднатореть)

-              указание на желание/ нежелание, возможность/ невозможность труда (takeinandsmth. - взять что-либо в свои руки; waitonsmb. handandfoot - хорошо обслуживать кого-либо, делать всё для кого-либо; sitonone'shands - ничего не делать, бездействовать, сидеть сложа руки; nottodo a hand'sturn - сидеть сложа руки; washone'shandsofsmth. - умыть руки, снять с себя всякую ответственность за что-либо; bear a hand - помогать, принимать участие в работе; содействовать чему-либо)

Обладание как предметное владение актуализирует берущую/дающую функцию руки, связанную с моторным действием захвата. С предметным обладание связаны акт купли/продажи, феномены воровства, милости и взятки, а также отношения материального достатка, объединенные двусторонним характером отношений лиц, следовательно - двойственной оценкой. Связь семантики обладания в идее захвата объекта наиболее непосредственно отражена в таких фразеологических сочетаниях, как:

e.g.: gaintheupperhand - одержать победу, взять верх, одолеть; иметь превосходство, перевес, господствовать; getthewhiphandofsmb. - иметь или держать кого-либо в полном подчинении; взять верх над кем-либо.

Власти осмысляются через возможность манипуляции:

e.g.: a hidden hand - скрытое, тайноевлияние; have smb. 's fateinone'shands - держать чью-либо судьбу (или жизнь) в своих руках.

Характеризуется и ситуации "невладения", отсутствия или утраты власти:

e.g.: beoutofhand - отбиться от рук, выйти из повиновения, из подчинения, из-под контроля; throwinone'shand - признать своё поражение, сдаться, спасовать;

Орудийная универсальность рук в сфере предметной деятельности способствует формированию содержания на следующем уровне абстракции - связанном с деятельностью непредметного характера: с социальными, межличностными отношениями и внутренней, психической деятельностью человека, чувствами и состояниями.

Для отношений единства, помощи, защиты объединяющей идеей является идея физического контакта, совместности движений, деятельности:

-              о товариществе, взаимной поддержке: handinhand - рука об руку; throwoneselfintosmb. 's arms - искать защиты у кого-либо; joinhands - объединяться, действовать сообща; extend a handoffriendshiptosmb. - протянуть кому-л. руку дружбы;

-              помощник: one's right hand (one's right hand (right-hand man; one's right arm) - праваярукакого-л., ближайшийпомощник

-              об опеке, ответственности: insafehands - в надежных руках.

Семантику обладанию представляют ФЕ, характеризующие установление брачных отношений: toaskforsmb. 's hand; seek smb's hand in marriage; be a suitor for smb. 's hand; ask for a lady's hand - проситьчьей-л. руки; offer smb. one's hand (and heart) - предложитькому-л. руку (исердце), сделатькому-л. предложение.

ФЕ с компонентом рука/handаккумулируют информаци