Сочинение на тему: «Нам не забыть о той войне»
Автор: student | Категория: Гуманитарные науки / Сочинения | Просмотров: 42 | Комментирии: 0 | 24-09-2020 21:24

Каждый год мы с ребятами нашего класса ходим поздравлять ветеранов с праздником Победы в Великой Отечественной войне. Один из ветеранов, которого поздравляют ребята нашего класса - это Шабатько Василий Васильевич. Его историю я и хочу рассказать.

Василий Васильевич встретил нас, сидя на лавочке у своего подъезда. Несмотря на почтенный возраст – 93 года, выглядел он как всегда молодцевато и подтянуто, и даже встал нам на встречу, когда мы приблизились. Поздоровавшись и присев обратно на лавочку, он начал свой рассказ.

Родился он 16.07.1927 г. в селе Гаркушинцы, г. Миргород, Полтавская область, в семье работников колхоза. Закончил церковно-приходскую школу (4 класса), а с 5 по 7 класс учился в г. Миргороде. «Почти один час пути туда-обратно, а весной идешь в обход через столбовую дорогу», - вспоминает Василий Васильевич.

Когда Василий Васильевич заканчивал седьмой класс, в 1941 году, они держали с братом Григорием кролей. И их отправили в составе делегации на сельскохозяйственную выставку на ВДНХ в г. Москву. Но они так на нее и не попали, потому что в воскресенье, 22 июня, началась война. Через два дня отцу Василия пришла повестка с военкомата и он ушел на фронт. Сам же Василий Васильевич остался с тремя младшими братьями в селе с матерью.

В сентябре 1941 года немецкие захватчики пришли уже в г. Миргород. Об этом местные жители узнали от женщин, которые приехали из города - радио в селе не было. Тогда Василий Васильевич вместе с пацанами отправились в г. Миргород посмотреть, что там происходит. В городе они увидели, что магазины стоят разворованные, а на улицах – неразбериха. «Отчетливо помню подвал в одном из магазинов. Наша знаменитая миргородская целебная вода, которая продавалась в бутылках, была просто разлита по всему полу», - вспоминает Василий Васильевич. – «Помню бомбили перед этим два раза, ночью. Немецкие штурмовики Хейнкель-111, черные такие, двухмоторные. Именно здание вокзала старались зацепить в первую очередь, он соединяет пути между Харьковом и Киевом, и аэродром тоже бомбили».

Наступил период безвластия. Председателя не было, никто не работал, снопы лежали неубранные, стада коров, свиней и овец ходили без присмотра. Кто-то говорил гнать стада на восток и дальше, но в Сорочинцах уже были немцы. Никто не знал толком что делать. В селе остались лишь женщины, старики и дети, остальные все ушли на фронт.

Но скоро этот период сменился фашисткой оккупацией. Немцы поставили старосту, плюс два кулака возвратились и стали полицаями. Всего было пять полицаев. У них были желто-синие повязки и винтовки трехлинейки, у некоторых – карабины, как у кавалеристов. Колхозную землю разделили. На каждый двор по 4 гектара. Если многодетным семьям, то по 2 гектара. Если было кому работать, то давали больше. Пахали двумя волами. Работалось приходилось много. Плюс фашисты все забирали, по квитанциям. Однажды мама Василия Васильевича – Елена Ивановна, даже руками всплеснула: «Если мы все это отдадим, то у нас ничего не останется!». Фашисты забирали все лучшее. Местным жителям приходилось даже собирать кизяки и заготавливать на зиму в качестве топлива.

«Спичек нигде не купить! Магазинов – нет. Керосин не купить. Да что там керосин, соли – нет!» - вспоминает Василий Васильевич. – «Снопы тогда собирались в клуни (амбары), там же находились удобрения, немного соленые на вкус. Бабушка Одарка их в борщ и кидала по чуть-чуть».

А зимой столбовую дорогу заметало. Полицаи всех отправляли ее расчищать, чтоб фашисты могли ездить. И не один, и не два раза за зиму гоняли местных жителей расчищать дорогу. Если кто-то отказывался, то того жестоко избивали.

Также от фашистов приходили повестки к девчонкам и мальчишкам, 16-18-летним. Им приказывали явиться с торбой и сухарями, чтоб хватило на первое время пути, к местному сельсовету. Там их осматривала комиссия из немцев врачей, и отбирала самых здоровых, чтобы угнать в Германию, на работы.

Прошло два года. А в сентябре 1943 года немцы начали отступать из Полтавской области. Фашисты ждали ломовых лошадей из Бельгии, откормленных, чтобы на них все погрузить и вывести, уходя. А еще спустя немного времени по селу разнеслась радостная весть: «Наши в Миргороде!». И действительно г. Миргород был освобожден.

В октябре 1944 года Василию Васильевичу пришла повестка и он отправился на фронт. Сначала нужно было прибыть в г. Миргород, а потом в г. Полтаву. Там он оказался в школе, которая в то время использовалась как пересыльный пункт. На площади были выстроены новобранцы в серых шинелях. Там же находился майор, который стоял в зеленой шинели. Вместе со своими односельчанами – Петром и Николаем, Василий Васильевич попал в 90-й ЗЗАП (Запасной зенитно-артиллерийский полк), где прошел обучение. Так как у него было семь классов образования, он попал в учебный дивизион. А его друзья, у которых было всего четыре класса образования – в линейный дивизион. Обучение проходило под Харьковом. На учебе их учили различать типы самолетов и управляться с ПУАЗО-3 – прибором для управления зенитно-артиллерийским огнем, который обслуживали несколько человек. Василий Васильевич был паралаксёром. «Визиры крутили и нужно было поймать самолет. Вырабатывались данные о цели – высота, азимут, скорость, и затем передавались на батарею, на орудие. На батареи командир давал команду: «Веер по приборам!» Ствол орудия крутили и наводили на цель по выработанным данным», - рассказывает Василий Васильевич.

После обучения их отправили в г. Станислав (г. Ивано-Франковск). А через полмесяца их полк перевели в 10 корпус ПВО. Погрузившись в вагоны вместе с зенитными орудиями, их корпус отправился в Румынию. На границе в г. Галлаце, была проверка. Все вышли из вагонов, поезд был проверен, а потом снова все сели и отправились дальше. В итоге прибыли в г. Плоешти. Там находились пять огромных нефтеперерабатывающих заводов. На город вражеской авиацией периодически совершались челночные налеты. Василию Васильевичу и его полку было поручено охранять военно-воздушное пространство. Потом полк стал именоваться, как 24й Отдельный батальон ВНОС (Воздушное наблюдение, оповещение и связь). Параллельно осваивали новую технику. Василий Васильевич стал старшим оператором.

«Когда пришло известие о Победе, это был целый праздник! Взвод выстроили с автоматами и пешком, строем дошли до штаба. Там уже стояли роты, солдаты маршировали. Потом был салют и праздничный обед», - вспоминает Василий Васильевич.

Батальон охранял воздушное пространство до августа 1946 года в Румынии. Затем их передислоцировали на восток – в г. Краснодар. Через месяц рота Василия Васильевича была направлена в г. Новороссийск. «Новороссийск был разбит как Севастополь, не осталось практически ни одного уцелевшего здания», - рассказывает Василий Васильевич. В Новороссийске и разместился их ротный пост, практически у самого Черного моря. Он перекрывал и защищал этот участок побережья вместе с другими ротными постами, в

соседних городах региона. Там он и отслужил еще пять лет. Стал отличником боевой и политической службы, неоднократно награждался почетным фотографированием у батальонного знамени. Его избрали комсоргом, получил звание ефрейтора, потом сержанта.

В 1951 году, после демобилизации, приехал в г. Севастополь. Где стал работать на морском заводе имени Серго Орджоникидзе, в 3-м цехе, токарем. Где и встретил будущую жену – Галину Сафроновну. Параллельно закончил вечернюю школу, а потом и филиал Николаевского кораблестроительного института в 1960 г., получив диплом инженер-механика. Работал на морском заводе доковым электриком, а потом строительным инженером, до ухода на пенсию в 1987 году. Любимыми занятиями на пенсии стали садоводство и виноградарство.

В конце беседы, Василий Васильевич рассказал, что ветеранов той войны в их доме осталось всего четверо. Но он всегда на вопрос про здоровье отвечал и отвечает стихотворением:

«Жив, здоров и духом бодр,

Сердце ровненько стучит,

Легкие дышат глубоко,

Голова светла и не болит,

Остальное – чепуха,

Буду жить до ста!»